Главная » Файлы » Рефераты на Русском » Эстетика и Этика

Эстетика - наука об исторически обусловленной сущности общечеловеческих ценностей
[ Скачать с сервера (64.7Kb) ] 25.09.2012, 20:38
Нередко к изучению эстетики относятся с пренебрежением, как к занятию, недостойному серьезного человека, имеющего практические цели. На первый взгляд она не нужна даже художнику. Как мольеровский Журден однажды узнал, что он всю жизнь разговаривал прозой, так и поэт может внезапно обнаружить, что он всю жизнь творил по законам эстетики, не ведая того и не зная, каковы они. Но значит ли это, что эстетика — наука бесполезная? Отнюдь нет.
Эстетика нужна художнику. Правда, он может интуитивно применять ее законы, не постигнув их в теоретической форме, а добыв из самого художественного процесса, из опыта предшественников и современников. Однако такое постижение, не подкрепленное теоретическим обобщением художественной практики, не дает возможности глубоко и безошибочно решать творческие проблемы. Когда художник встречается со сложной творческой задачей, или хочет оценить собственную деятельность, или пытается найти выход из творческого кризиса, он не может руководствоваться только интуицией и должен опираться на глубокие знания эстетики.
Как отличается шедевр от еще не отделанного первоначального своего варианта! Порой недоумеваешь, неужели это писал один и тот же автор? Почему же не всем удается довести набросок до высот искусства? Начнем с того, что создание шедевра — титаническая работа. Воистину «гений — это терпение».
Нет истинного творчества без мастерства, без высокой требовательности, упорства и работоспособности, без таланта, который на девять десятых состоит из труда. Однако все эти существенные и необходимые качества ничего не стоят без художественной концепции мира, без мировоззрения, вне целостной системы эстетических принципов, претворяемых в образы. Мировоззрение художника не есть сумма вычитанных им философских истин. Оно рождается в самой жизни — из наблюдений над природой и обществом, из усвоения культуры человечества, из активного отношения к миру. Мировоззрение не только руководит талантом и мастерством, оно и само формируется под их воздействием в процессе творчества. Своеобразие видения мира, отбор жизненного материала определяются и регулируются мировоззрением. При этом наиболее непосредственно влияет на творчество та сторона мировоззрения, которая выражается в эстетической системе, сознательно или стихийно реализуемой в образах.
Как правило, творчество и осмысление его законов идут рука об руку. Аристофан, Леонардо да Винчи. Шекспир, Мольер, Гёте, Шиллер, Пушкин, Толстой, Достоевский не только великие мастера искусства, но и великие исследователи его тайн.
Значение теории для художника неоднократно обсуждалось. Еще поэт Пиндар противопоставлял ученому стихотворцу поэта истинного, «милостью божьей». Более гибко и глубоко ставил эту проблему философ Платон, считавший необходимым сочетание природных способностей с тренировкой и изучением теории. Псевдо-Лонгин подчеркивал, что достоинства художника обуслов­лены «знанием правил» и «силой дарования»; высокое искусство невозможно без теории. Она помогает избежать ошибок, оттачивает и направляет мастерство творца, способствует его совершенствованию.
Выучить основные положения эстетики — еще не значит научиться художественному творчеству. Мы мыслим логично, часто не зная законов логики.
Однако изучение законов, по которым протекает тот или иной процесс, хотя и лишено непосредственного утилитарного значения, имеет глубокий практический смысл. Знание законов логики дает возможность не только сознатель­но строить свои рассуждения, но и наукой выверять их точность, позволяет определять место обрыва логической цепи, находить ошибку в мышлении. И знание эстетики (пусть не прямо, не не­посредственно) сказывается на творчестве художника. Оно способствует сознательному отношению к художественному творчеству, в котором сочетаются дар и навык.
Не менее, чем художнику, эстетика нужна и воспринимаю­щей искусство публике - читателям, зрителям, слушателям. Тео­ретически развитое сознание глубже воспринимает произведение Можно, конечно, читать, как чичиковский слуга Петрушка, получая удовольствие от самого процесса складывания букв в слова, можно увлекаться внешними красотами или занимательностью сюжета произведения, а можно проникать в существо образной мысли художника. Эстетика и есть воспитатель такого истинного восприятия искусства.
Искусство доставляет одно из высших духовных переживаний — эстетическое наслаждение. Именно об этом говорил А. С. Пушкин: «Над вымыслом слезами обольюсь», «гармонией упьюсь». Однако, без эстетики нет художественной образованности, а без последней нет наслаждения искусством
И художник, и вдумчивый читатель, зритель, слушатель сталкиваются с вопросами о сущности искусства и его закономерностях, о природе прекрасного, возвышенного, трагического и комического, об особенностях художественного образа и художественного метода, о специфике литературы, театра, кино и других видов искусства. Все эти проблемы могут быть решены лишь комплексно, при рассмотрении их в целостной системе.
Эстетика нужна не только художнику, пишущему картину, но и портному, шьющему костюм, и столяру, делающему шкаф, и инженеру, создающему автомобиль, так как освоение и преобразование мира ими осуществляется в том числе и по законам красоты.
Как бы ни было исторически и национально своеобразно данное действие, но всегда строитель должен творить и по законам сопромата, и по законам красоты, участник карнавала — по зако­нам комического, человек, хоронящий близкого и исполняющий погребальный обряд,— по законам трагического, а совершающий подвиг — по законам возвышенного. Все эти формы деятельности подчиняются законам эстетики; они не могут быть ни совершены без определенной развитости эстетического начала в душе челове­ка, ни осмыслены без эстетики и ее категорий. Эстетика входит в труд, художественное творчество, быт, во все сферы деятельности, она формирует в человеке творческое, созидающее начало и спо­собность воспринимать красоту и наслаждаться ею, ценить и понимать искусство.
Поскольку искусство и эстетика (первое — в духовно-практи­ческом, вторая — в теоретическом плане) сосредоточивают свое внимание на общечеловеческом, эти сферы культуры особенно ак­туальны сегодня, ибо способствуют сближению народов, их взаимо­пониманию, а последнее — необходимая предпосылка объедине­ния людей в целях предотвращения ядерной катастрофы и спасе­ния мира.
1.ПРЕДМЕТ ЭСТЕТИКИ

Неизвестный автор появившегося много веков назад трактата «О возвышенном» писал, что ко всякой научной дисциплине предъявляются два требования: «Во-первых, следует определить предмет исследования, во-вторых, найти и указать способы, помогающие овладеть этим предметом».
Всякая наука имеет свой предмет. К сожалению, сколько-нибудь коротко ответить на вопрос, каков же предмет эстетики, очень трудно. Говоря о предмете одной из философских наук, Гегель справедливо писал: логика «не может заранее сказать, что она такое, лишь все ее изложение по­рождает это знание о ней...» Так и в эстетике: полное очерчива­ние границ этой науки может дать только ее подробное изложение.
История эстетики насчитывает много веков. В ходе развития этой науки менялись не только эстетические взгляды, но и круг изучаемых ею вопросов, сам ее предмет и задачи. Эстетика то была частью философии и служила созданию картины мира в целом (греческие натурфилософы, пифагорейцы); то затрагивала проблемы поэтики, общефилософские вопросы природы красоты и искусства и ставила задачи обобщения его опыта (Аристотель); то присоединяла к этому кругу проблем вопросы государственного контроля над искусством и роли последнего в воспитании человека (Платон); то близко соприкасалась с этикой (Сократ); то оказывалась одним из разделов богословия, стремящегося с помощью искусства нацеливать человека на служение богу (Тертуллиан, Фома Аквинский); то рассматривала соотношение природы и художественной деятельности (Леонардо да Винчи); то стремилась формировать нормы искусства (Буало); то занималась изучением особенностей чувственного познания мира в искусстве (Баумгартен); то суживала свой предмет до «обширного царства прекрас­ного», строже говоря, до «искусства и притом не всякого, а именно изящного искусства» (Гегель), а свою задачу усматривала в определении места искусства в общей системе мирового духа; то расширяла свои рамки до рассмотрения всего многообразия эстетического отношения человека к действительности (Чернышевский); то ставила своей задачей теоретическое обоснование определенного направления в искусстве: романтизма (Новалис), реализма (Белинский, Добролюбов, Чернышевский), теоретической фиксации художественной практики (неопозитивизм). Марксистская эстетика теоретически осмыслила эстетические аспекты освоения мира во всех сферах практической деятельности человека, в том числе и в собственно художественной сфере, где ее задачей стала активизация социальной значимости искусства на основе осознания его природы.
Что же такое с современной точки зрения предмет эстетики как науки? предметом эстетики является весь мир, рассматриваемый с точки зрения значимости, ценности его явлений для человечества.
Эстетика - наука об исторически обусловленной сущности общечеловеческих ценностей, их порождении, восприятии, оценке и освоении. Это философская наука о наиболее общих принципах эстетического освоения мира в процессе любой деятельности человека, и прежде всего в искусстве, где оформляются, закрепляются и достигают высшего совершенства результаты освоения мира по законам красоты.
Природа эстетического и его многообразие в действительности и в искусстве, принципы эстетического отношения человека к миру, сущность и закономерности искусства — таковы основные вопросы этой науки. Она выражает систему эстетических взглядов общества, которые накладывают свою печать на весь облик мате­риальной и духовной деятельности людей.
2. ЭСТЕТИКА — ФИЛОСОФИЯ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Эстетика сама по себе теоретико-методологическая дисциплина, одна из философских наук. Что же такое законы эстетики и каков ее категориальный аппарат, обеспечивающий постижение этих законов?
Эстетические категории — это не только более обобщенные понятия, охватывающие собой более широкий круг жизненных явлений и их эстетических свойств, но и превращенная форма эстетических противоречий, посредствующее звено между несопоставимыми сторонами общечеловечески значимых противоречий, рациональная форма разрешения этих противоречий, посредствующее звено между сущностью и кажимостью эстетического явления. Эстетические категории — алгебраическая («снятая») форма, обобщенно выражающая арифметические (конкретные) подробности эстетических проявлений материальных и духовных процессов.
Типы эстетических категорий. Каждый тип категорий является соответственно аппаратом того или иного типа анализа эстетического явления, художественного произведения или художественного процесса.
Современная система эстетических категорий включает в себя следующие типы:
Метакатегория (эстетическое).
Категории эстетической деятельности (законы красоты, эстетическое освоение, дизайн, художественное проектирование, эстетическая ориентация, вкус, идеал, мера) — аппарат анализа эсте­тического освоения мира.
Категории эстетических свойств и отношения искусства к действительности (прекрасное, возвышенное, трагическое, комическое, безобразное, низменное) — аппарат анализа эстетического богатства действительности и искусства.
Категории гносеологии искусства (художественный образ, метод, художественная правда, художественная концепция) — аппарат гносеологического анализа, выявляющего характер соответствия искусства действительности.
Категории социологии искусства (классовость, партийность, народность, идейность, национальное, интернациональное, обще­человеческое) — аппарат социологического анализа.
Категории аксиологии искусства (эстетический идеал, ценность, художественность, шедевр) — аппарат ценностного анализа. Категории онтологии искусства (художественное произведе­ние, классика, массовое и элитарное искусство, стиль) — аппарат онтологического и стилистического анализа.
Категории теоретической истории искусства (художественный процесс, направление, художественные взаимодействия: традиции, отталкивание, влияние; художественный прогресс) — аппарат сравнительного анализа.
Категории антропологии искусства (художник, этап творчества, творческий путь, художественный быт) — аппарат биографического анализа.
Категории творческой генетики искусства (замысел, набросок, черновик, вариант) — аппарат творческо-генетического и текстологического анализа.
Категории психологии искусства (способность, талант, гений, вдохновение, творческая фантазия, художественное воображение) — аппарат творческо-психологического анализа.
Категории восприятия искусства (художественное наслаждение, художественное восприятие, катарсис, «уровень рецепционного ожидания») — аппарат рецепционного анализа.
Категории морфологии искусства (виды: литература, театр, кино, живопись и др.; роды: эпос, лирика, драма, станковая живопись, монументальная живопись и др.; жанры: в литературе — роман, рассказ, новелла, поэма, лирическое стихотворение, аналогично и в других видах искусства) — аппарат межвидового и историко-культурного анализа.
Категории структуры искусства (художественный текст, кон­текст, художественное время, пространство, цвет) — аппарат структурного анализа.
Категории теории художественной коммуникации и семиотики искусства (адресат, адресант, знак, метазнак, код, художественное сообщение, интонация) — аппарат семиотического, коммуникативного и интонационного анализа.
Категории теории и методологии художественной критики (интерпретация, оценка, художественный статус произведения; подходы: социологический, конкретно-исторический, сравнительный, биографический, творческо-генетический, структурный анализ, микроанализ, внимательное чтение) — аппарат художественно-критического анализа произведения.
Категории эстетического воспитания (всестороннее развитие личности, духовное богатство, эстетические интересы и потребности личности) — аппарат анализа эстетического воздействия искусства.
Категории теории и практики руководства художественной культурой (ангажирование, меценатство, социальный заказ, премия) — аппарат анализа художественной политики.
Обогащение категориального аппарата эстетики происходит: во-первых, путем фиксации результатов теоретического описания художественных явлений и процессов (например, категории: реализм, романтизм, сентиментализм); во-вторых, путем перенесения в эстетику терминов из других областей культуры. Так, термин риторики — возвышенное — со временем приобрел общеэстетический смысл, из философии были восприняты такие категории, как метод (художественный), концепция (художественная), из психологии — восприятие (художественное); в-третьих, путем придания расширительного значения терминам искусствоведческого аппарата: из киноведения внедряются в эстетику монтаж, общий, средний и крупный план; из музыковедения — интонация, ритм, мелодия, полифония; из живописи — цвет, колорит и т. д.; в-четвертых, путем взаимодействия и синтеза традиционных категорий (например, трагикомическое); в-пятых, путем обогащения эстетики традициями теоретического видения художественных явлений, присущего разным народам; в-шестых, путем корректного использования категориального аппарата новых научных дисциплин (структурализма, семиотики, теории массовой коммуникации, наукове­дения, аксиологии, герменевтики и т. д.).
Расширение категориального аппарата эстетики позволяет постичь искусство во всей его сложности и многообразии, помогает более точно и гибко сформулировать законы эстетического и художественного освоения мира.
Искусство является одновременно одной из форм общественного сознания и типом эстетической деятельности, причем специфической ее сферой. В соответствии с этим оно подчиняется не только общим для всех форм общественного сознания законам (зависит от экономики, обладает некоторой относительной самостоятельностью, социально-исторически обусловлено в своем развитии, оказывает активное обратное воздействие на действительность), но и метазаконам эстетики, а также специфическим законам собственно художественной деятельности.
В сферу интересов эстетики как науки входят последние две группы законов, раскрывающие существенные и необходимые связи, возникающие в процессе эстетической деятельности и художественного творчества, социального бытия, восприятия и развития искусства. Этому соответствует классификация законов эстетики.
Метазаконы эстетической деятельности характеризуют сущ­ность процесса эстетического освоения мира и сводятся к следующему:
эстетические свойства действительности возникают благодаря тому, что в процессе деятельности человек включает явления мира в сферу своей практики и ставит их в определенное ценностное отношение к человечеству, при этом выявляется степень их освоенности, исторически обусловленная степень владения ими человеком и мера его свободы;
эстетическая деятельность: а) осуществляется в соответствии с внутренней мерой осваиваемого предмета и идеалами человека; б) стремится к созданию непреходящей общечеловеческой ценности; в) имеет антиотчуждающий социальный эффект, поскольку результат творчества есть сфера свободы творца и потребителя эстетического продукта.
Высшая форма эстетического освоения — искусство, где действуют помимо метазаконов и специфические законы. К ним относятся законы художественного творчества, социального бытия искусства, художественного восприятия и художественного процесса.
Законы художественного творчества раскрывают существенные и необходимые связи творческой «генетики», «антропологии» и гносеологии искусства.
Творчество: а) осуществляется художественно одаренной личностью или коллективом, б) на основе определенного художественного метода, в) протекает в форме образного мышления, г) в процессе которого создается неповторимо оригинальный художественный мир, д) отражающий реальность и воплощающий личность автора.
Законы социального бытия искусства раскрывают существенные и необходимые морфологические, семиотические и коммуникативные связи онтологии и социологии искусства.
1) Формой бытия искусства является: а) художественное произведение, б) имеющее видовую, родовую, жанровую определенность и стилистическую характерность, в) осуществляющееся в качестве материального предмета — знака, который в поле культуры и художественной традиции, в поле общественного мнения выявляет свои коммуникативные свойства и передает людям определенную художественную концепцию, обладающую эстетической ценностью.
2) Искусство: а) гуманистически ориентировано, искажение гуманистической ориентации искусства извращает и разрушает его природу, б) стремится через гедонистическую функцию (художественное наслаждение) утвердить личность в ее самоценном значении и в) через познавательную, воспитательную, эстетическую функции социализировать человека (привить ему общественно значимые качества).
Законы художественного восприятия раскрывают существенные и необходимые связи художественной рецепции. Процесс художественного восприятия: а) сокровенен, интимен, протекает в глубине сознания человека, творчески активен (реципиент выступает как «соавтор», сотворец, исполнитель произведения для себя); б) включает обусловленную принадлежностью к рецепционной группе интерпретацию и оценку произведения в свете личностно преломленного опыта культуры; в) широта «веера» интерпретаций и оценок произведения зависит от возможностей его активной встречи с разными рецепционными эпохами и рецепционными группами, а границы «раскрытия» «веера» оценок и интерпретаций обусловлены программой художественного восприятия, заложенной в произведении; г) доставляет эстетическое наслаждение, которое стимулирует творческую активность этого восприятия; д) интенсивность эстетического наслаждения зависит от упорядоченности и сложности структуры художественного произведения.
Законы художественного процесса раскрывают существенные и необходимые связи диалектики искусства и исторического развития художественной культуры человечества. Художественный процесс: а) осуществляется через становление и борьбу художественных направлений; б) через типологически различные внутри- и межнациональные художественные взаимодействия, протекающие на уровне отдельных авторов, художественных течений, школ и целых художественных эпох и культур; в) идет по пути прогресса, что проявляется в повышении типа художественного мышления и в обогащении структуры произведения и нарастании в нем культурно-стилистических слоев; г) одновременно сохраняя непреходящее значение ранее созданных художественных ценностей, которые остаются вечными спутниками, современниками людей во все эпохи; д) художественное сознание соответствует исторически конкретным формам деятельности личности, ее типу и образу жизни.
3. ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С КАТЕГОРИЯМИ

Помимо эстетических категорий в систему эстетики входят понятия, не имеющие столь широкого смысла и значения, как категории. Понятия могут отражать определенные стороны основных эстетических категорий (грациозное, например, одно из проявлений прекрасного) или характеризовать эстетические свойства жизни и искусства, не имеющие обобщающего значения на данном этапе развития.
Между эстетическими понятиями и категориями нет непроходимых границ: первые могут перерастать во вторые. Когда то или иное эстетическое свойство в ведущих художественных явлениях эпохи выступает на первый план, эстетика выделяет его в особую эстетическую категорию. Так, развитие сентиментализма, а позже мелодрамы выдвинуло на первый план такое эстетическое свойство, как трогательность, и в эстетике началась разработка его как эстетической категории.
Искусству средних веков с его аскетизмом была чужда прелестность как эстетическое свойство, и поэтому в этот период перед эстетикой не могла возникнуть задача разработки данной категории. Стремление к удовлетворению изысканных и утонченно-эстетических потребностей породило в искусстве Возрождения и барокко образы, «лишенные строгой возвышенной простоты», и поиски «не столько красоты, сколько прелести» . Прелестное как эстетическое свойство начинает обретать категориальное значение в связи с интересом искусства к обнаженной натуре, лишенной к тому же холодной бесстрастности античного прошлого (сравните Венеру Милосскую, Венеру Джорджоне и Пуссена); сквозь призму прелестного воспринимаются пейзажи, натюрморты, бытовые вещи. Прелестное использовалось искусством Возрождения как аргумент и как оружие против средневекового аскетического сознания.
Прелестное — чувственно-привлекательное, чувственно-краси­вое — выделяется из прекрасного не как его оттенок, а как самостоятельная эстетическая категория, и эстетика включает ее в свою систему. Чем более красота освобождается от физического элемента и проникается духовным, писал немецкий теоретик К. Розенкранц, тем она возвышеннее; наоборот, чем более преобладает в ней чувственный принцип, тем она прелестнее. Петербургский профессор эстетики Л. Саккетти писал, что прелестное — красота, «доставляющая физическое удовольствие своей способностью льстить внешним чувствам».
Теоретическая разработка прелестного ведется не только на материале нового искусства, эта категория как бы опрокидывается в прошлое, и в истории искусства начинают искать прелестное как самостоятельное эстетическое свойство. Английский эстетик XIX в. В. Лекки пишет о том, что прелестное в искусстве воспевает наслаждения и радости жизни. Оно солидарно с современным мировоззрением, основанным не на прежней, аскетической, а на новейшей, «индустриальной» философии. «Лозунг первой — умерщвление плоти, а второй — развитие. Первая старается уменьшать, а вторая увеличивать желания». А. Шопенгауэр считает прелестное отрицательным эстетическим свойством, связанным с «духом субъективной грубой похоти. Поэтому прелестного должно всюду избегать в искусстве». Дж. Рёскин, Т. Липпс, П. Сурио и другие выделяют прелестное в самостоятельное эстетическое свойство, для осмысления которого необходима особая эстетическая кате­гория.
Невозможно осознать эстетику народной сказки без понятия чудесного. Это понятие важно и для критического анализа многих произведений Ф. М. Достоевского, и для осмысления поэтики произведений Э. Гофмана, и для раскрытия своеобразия гоголевского «Носа» и других художественных явлений. Ввел в научный обиход и дал первоначальную разработку этого понятия Д. Дидро. Он писал, что чудесное должно стать основным предметом искусства ввиду стремления творчества к философичности и обобщению жизни. Дидро подчеркивал важность чудесных и редких обстоятельств для раскрытия прекрасного.
Эстетическое многообразие и богатство действительности и ис­кусства обусловливают выдвижение помимо традиционных и устой­чивых категорий (прекрасного, возвышенного, трагического, коми­ческого) новых эстетических категорий и понятий, отражающих свойства, которые в жизни и в художественном. творчестве нахо­дятся в сложной и гибкой взаимосвязи и взаимопереходах .
4. СИСТЕМНОСТЬ ЭСТЕТИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ

В современной эстетике остро стоит проблема научности. Многочисленные теоретические эссе, написанные в жанре «размышлений по поводу» под негласным девизом «искусство и мой вкус», мало чем ее обогащают. Видный американский теоретик искусства Т. Манро одну из своих книг назвал «За науку в эстетике». Устав от эссеизма, автор тоскует по научности и справедливо критикует тех, кто считает науку «мрачной», «умерщвляющей все, к чему она прикасается». При этом Манро понимает науч­ность как наблюдение и классификацию фактов, установление общих законов. Однако даже большое количество собранных воедино весьма верных наблюдений, классифицированных фактов и установленных законов еще не составляет науку, подобно тому, как груда даже рассортированных кирпичей не есть здание. Наука представляет собой не простой набор истин, не кладовую фактов, не ломбард наблюдений и не арсенал идей. Наука есть знания, организованные и подчиненные общественной практике.
Наука это система. Существенные признаки научной системы следующие:
Логическая связь, соподчиненность, иерархия понятий, категорий, законов, порядок идей. Всякая проблема эстетики может быть решена, лишь, будучи поставлена в связь со смежными проблемами и рассмотрена как составная часть целостной системы, на основе единой методологии.
Организованность (упорядоченность) элементов, несводимая к простой их сумме. Это присуще и эстетике как системе законов и категорий, теоретически описывающих мир в его богатстве и ценности для человечества, освоение этого мира и творчество по законам красоты, сущность искусства, особенности процесса его развития, специфику художественного творчества, восприятия и социального функционирования художественной культуры.
Конкретно-всеобщий характер взаимосвязанных идей, умение не просто скопить и пересказать факты, а подняться над ними, охватить их с «птичьего полета». Научная система всегда абстрагируется от фактов, сохраняя их в снятом виде. Основа теоретических обобщений эстетики — безграничная сфера практического и художественного освоения мира.
Монистичность, объяснение всех явлений из одних и тех же исходных оснований. Именно в том и состояло великое открытие Менделеева в химии, обогатившее и расширившее предмет даже без дополнительных наблюдений, только за счет организации накопленных ранее знаний в систему, опираясь на единое основание. Таким единым основанием для системной организации эстетических знаний является трактовка эстетического как обще­человеческой ценности.
Отсутствие лишнего (принцип минимальной достаточности). Минимальное число аксиом или других исходных положений должно способствовать такому развертыванию идей, чтобы в своей совокупности они могли охватить максимальное количество фактов и явлений. Это придает научной системе логическое изящество и красоту. Для эстетики в этом отношении существен опыт движения физики к теории относительности: «Исходные гипотезы становятся все более абстрактными, далекими от жизненного опыта. Но зато мы приближаемся к благороднейшей научной цели: охватить путем логической дедукции максимальное количество опытных фактов, исходя из минимального количества гипотез и аксиом...» (А. Эйнштейн).
Принципиальная разомкнутость, готовность воспринять и теоретически обобщить доселе неизвестные факты и явления. Процесс эстетического освоения мира не имеет границ, и поэтому замкнутая система эстетики в принципе неверна. Научно плодотворна только система, цельная в своей основе и разомкнутая для новых фактов, не претендующая на абсолютную завершенность, но стремящаяся вобрать в себя весь эстетический опыт человечества и ответить на запросы современности, система, внутренне способная к развитию, к заполнению «белых пятен». Эстетика обобщает опыт художественного развития человечества, а он бесконечен. Она развивается с каждым художественным открытием. Каждый шаг вперед в художественном развитии человечества есть шаг в развитии эстетики.
Самолет летит, опираясь на воздух и преодолевая его сопротивление. Так должна относиться эстетическая мысль к фактам искусства. Факты — воздух науки, а мысль ее крылья. Поднять­ся над фактами, но так, чтобы они в снятом виде остались с тобой,— только таким образом возможны конкретно-всеобщие суждения в эстетике, противостоящие бескрылой эмпирике, с одной стороны, пустым абстракциям — с другой. Итак, эстетика как наука — это система законов, категорий, общих понятий, отражающая в свете определенной общественной практики существенные эстетические свойства реальности и процесса ее освоения по законам красоты, особенности социального бытия и функционирования искусства, восприятия и понимания продуктов художественной деятельности.
Каково же то начало, которое должно лечь в основу эстетики как системы?
Идеалистическая эстетика кладет в основу духовное начало. Для нее само эстетическое богатство мира есть порождение либо абсолютного духа, бога, либо личной субъективности, а развитие искусства — одна из стадий развития абсолютной идеи или результат усложнения внутреннего мира создателя произведений искусства. Материализм подчеркивает объективное существование эстетического богатства мира и видит его материальные (природные или общественные) источники и причины. Искусство с этой точки зрения есть подражание природе (Аристотель), ее зеркальное отражение (Леонардо да Винчи), воспроизведение, объяснение жизни и произнесение над ней приговора (Н. Г. Чернышевский), отражение общественного бытия в одной из форм общественного сознания (марксизм).
В истории мировой эстетики накоплено много ценнейших наблюдений, суждений, теоретических идей, раскрывающих эстетическое богатство действительности и искусства. Однако концепций, охватывающих весь процесс эстетического освоения мира и развития художественной культуры в их целостности, было сравнительно немного. Эти универсальные, всеохватывающие концепции строились всякий раз в зависимости от понимания взаимоотношения искусства и действительности.
В основе системы Аристотеля лежала теория мимезиса (подражания). Различая объект, материал, способ и цель подражания, он единым принципом объяснял и эстетические категории, и природу искусства, и его виды и жанры. Согласно Аристотелю, искусство подражает многообразию явлений действительности (объект) с помощью красок в живописи, слов — в литературе, камня — в скульптуре (материал), через зрительные — в живописи, звуковые — в музыке и т. д. образы (способ) во имя калокагатии — гармонического единства этического и эстетического воздействия на зрителя (цель).
У Гегеля первоосновой мира является абсолютная идея. Ее самодвижение рождает реальный, материальный мир (ее «инобытие») и определяет стадии его развития. В грандиозной и цельной гегелевской системе художественный процесс — часть мирового процесса (стадия движения духа в его связи с материальным началом ).
Первая стадия проникновения духа в материю характеризуется преобладанием материи, формы над духом, содержанием. Это, считал Гегель, составляет первый — символический — этап развития искусства (искусство Древней Индии, Древнего Египта), которому с наибольшей полнотой соответствует архитектура, как вид искусства, где материальное начало превалирует над духовным. Такое же соотношение духа и материи присуще комическому как эстетической категории.
В своем саморазвитии абсолютная идея продолжает одухотворять материю, и наступает вторая стадия — классическое искусство, которому присуща гармония духа и материи, содержания и формы. Эта гармония характерна для скульптуры и живописи, она свойственна и ведущей эстетической категории — прекрасному. Однако равновесие духа и материи исторически длится недолго, оно нарушается дальнейшим движением духа. Наступает романтический период, и содержание начинает преобладать над формой: этот процесс фиксируется в категории возвышенного, а также в музыке и литературе как видах искусства.
Художественное развитие Гегеля вытекает из общемирового развития, впадает в него и уничтожается им. В конце концов, идея (содержание) прорывается в царство чистой духовности и освобождается от материи (формы). Наступает эпоха философии, а развитие искусства прекращается.
Основанием оригинальной целостной эстетической системы русских мыслителей — А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова — стал принцип художественной правды, как фактора социального преобразования жизни народа. Виды и жанры искусства были поняты ими в качестве различных художественных структур, обеспечивающих художественно правдивый, всесторонний и полный охват действительности в ее многообразии. Направления в истории искусства выступают как различные исторические этапы образного постижения мира и как типы художественной правды, реализм — как наиболее плодотворный способ ее достижения, а категории эстетики — как реальные эстетические свойства жизни, все эстетическое богатство которой и должно отразиться в художественно правдивом искусстве.
В марксистской эстетической концепции краеугольным камнем становится многообразная действительность, взятая в ее значении для человечества (эстетическое). Явления, взятые в их ценности для человечества в свете высших возможностей данного этапа исторического развития, с учетом степени их освоенности обществом,— таково диалектико-материалистическое основание эстетической системы.
Исходя из этого основания, можно объяснить: эстетические категории — как выражающие разную степень освоенности обществом жизненных явлений; само искусство — как сферу свободного владения миром и освоения его эстетического богатства, творчества по законам красоты; его виды, роды и жанры — как кристаллиза­цию художественных структур в соответствии с эстетическим богатством мира и богатством человеческих потребностей; стадии художественного развития — как эстетические ценности, развернутые в пространстве, затем во времени (рождение историзма), а ныне хронотопически (в единстве времени и пространства); онтологию искусства (социальное бытие произведения) — как осуществление смысла и ценности художественного текста в процессе «диалога» жизненного и художественного опыта, закрепленного в нем автором, с исторически и социально обусловленным жизненным и художественным опытом воспринимающего его человека (реципиента).
Отсюда проистекает философский характер эстетики как науки, создается единая основа для увязывания в системное целое всех ее областей. Эстетика граничит с гносеологией (вопросы специфики образного мышления, художественного метода как способа познания и др.), психологией (вопросы психологии творческого мышления художника и художественного восприятия реципиента), герменевтикой (проблемы понимания художественного текста), искусствоведением (вопросы художественного процесса, его стадий, художественных направлений и т. д.) и другими науками. Однако и в этих пограничных областях она сохраняет свой, только ей присущий подход, связанный с выявлением значимости для человека, для общества эстетических аспектов реальности и ее освоения.
5. МЕТОДЫ ЭСТЕТИКИ.

Познание невозможно без своего инструмента — метода. Опираясь на общефилософскую методологию, науки вырабатывают на своем материале собственный метод познания. Эстетика в этом отношении не составляет исключения.
Метод эстетики — это предшествующие знания, накопленные в данной области исследования и преобразованные на основе общефилософской методологии в установки, принципы, подходы, приемы добывания новых знаний. Основой метода марксистской эстетики является диалектико-материалистический историзм.
Принцип историзма противостоит идее «остановившегося време­ни», застывшего в вечной неподвижности мира и столь же односторонней идее абсолютной текучести времени. Историзм предполагает: во-первых, рассмотрение явлений в их развитии; во-вторых, рассмотрение связей данного явления с другими; в-третьих, изучение истории в свете опыта современности, использование исторически высших форм в качестве ключа к пониманию предшествующих. Выявление специфики данного явления требует умения спуститься к его низшей генетической границе и сопоставить современные высокоразвитые его формы с изначальными, истоковыми. Общее для всех этих исторических форм явления и будет специфическим, сущностным для него.
В эстетике принцип историзма не есть просто применение положений диалектики к данной науке. Он вырастает изнутри самой эстетики как ее потребность более адекватно рассмотреть свой предмет. Нынешнее состояние искусства и его современные законы необходимо понять как ставшие, исторически возникшие, а его будущее состояние — как формирующееся в протекающем на наших глазах художественном процессе.
Принцип историзма — путь к связи теории и практики, дорога к актуальности, к истинно современному изучению эстетики. Научное мышление, возвысившееся до историко-теоретического уровня, предполагает не иллюстрирование мысли фактами искусства, а развитие ее на основе фактов.
Многие важные стороны эстетических проблем открываются при структурном анализе, рассматривающем предмет в неподвижности, в статике, которая выступает как момент движения. Структурный анализ — составная часть исторического подхода, совмещенная с ним по принципу дополнительности. Он берет художественное явление как бы в горизонтальном срезе, рассматривает его как определенную систему элементов (пространства, времени, цвета, текста и контекста и т. д.).
Эстетика находится в движении. И важно, чтобы новые теоретические положения, наблюдения и открытия входили в нее, не нарушая ее монизма, а укрепляя и углубляя его. Историзм, развернутый не только в прошлое, но и в настоящее, и в будущее,— инструмент развития монистической, целостной эстетической теории.
6. ОТНОШЕНИЕ ЭСТЕТИКИ К ХУДОЖЕСТВЕННОМУ ТВОРЧЕСТВУ

По поводу взаимоотношения эстетики и искусства в истории эстетической мысли сложились две крайние позиции — абсолютизация нормативности и эмпиризм. Теоретик классицизма Н. Буало (XVII в.), например, трактовал эстетику как науку, предписывающую художнику каноны, правила, выведенные из философии и политики. Другой французский ученый, И. Тэн (XIX в.), напротив, считал, что эстетика должна следовать за фактами искусства и лишь констатировать их. Обе крайности — и абсолютизация нормативности, и эмпиризм — равно неприемлемы для современной эстетики. «...Эстетика,— писал В. Г. Белинский,— не должна рассуж­дать об искусстве, как о чем-то предполагаемом, как о каком-то идеале, который может осуществиться только по ее теории: нет, она должна рассматривать искусство, как предмет, который суще­ствовал давно прежде ее и существованию которого она сама обязана своим существованием» .
Эстетика — не таможенник художественной мысли. Рецептура — удел медицины, а не эстетики. Однако это не значит, что ее положения не могут иметь нормативного значения для твор­чества.
Раскрывая закономерности и исторически изменчивые особенности искусства, эстетика обретает известную нормативность. Нормы эстетики не более и не менее обязательны для художника, чем закон Архимеда для человека, решившегося на путешествие по воде. Последний может плыть по морю, по реке, по озеру на плоту, на лодке, на пароходе, но он не может плыть на предметах, вес которых больше, чем вес вытесненной ими воды. В этом — «нормативность» закона Архимеда. И нарушение его чревато опасностями для любителей плавать без «норм». Художник свободен в выборе темы, жанра, формы выражения поэтической мысли. Но он не может отрешиться от закономерностей образного мыш­ления. Игнорирование эстетических норм помешает ему осущест­вить свой замысел и, более того, может даже вывести его за пределы подлинного творчества.
Эстетика нормативна, поскольку она обобщает законы самого искусства. Ее выводы имеют силу объективных законов, нарушение которых ведет к отступлению от природы и задач искусства.
Однако законы искусства тоже не абсолютны, а относительны, историчны. Основоположник балетного театра, «Шекспир танца», как его называли современники, Ж. Ж. Новерр подчеркивал: «Правила хороши до некоего предела... Надобно уметь следовать им, но уметь также отказываться от них и вновь к ним возвращаться... Горе холодным художникам, цепляющимся за узкие правила своего искусства»
О том, насколько далеко художник может отступать от общепринятых норм, свидетельствует творчество Бетховена, произведения которого так резко отличались от привычной в те времена музыки, что многие современники считали великого композитора безумцем. В нарушение общепринятого, расширяя возможности музыки, Бетховен, например, вводит в симфонию хор.
Великий художник раздвигает устоявшиеся рамки творчества. Но он не может сломать законы. Он лишь вносит в них продиктованные новой действительностью, новым опытом коррективы, которые нередко очень существенны. Он может также открыть новые законы, способные расширить границы искусства. При этом новаторство всегда опирается на традиции, на нечто устоявшееся в веках. Эстетика обобщает опыт искусства, теоретически обо­сновывает и поддерживает все истинно новое в нем.
В своих выводах эстетика опирается на художественную практику и на ее осмысление в истории, теории искусства и критике. Для нее важны конкретно-всеобщие положения, то есть не пустые абстракции, а обобщения, вбирающие в себя опыт мирового искусства.
Ныне настало время исторической эстетики, призванной осмыслять сущность искусства и все его особенности, связи и отношения в их движении. Это предполагает: охват всех типов эстетической деятельности и преодоление искусствоцентризма (пренебрежения дизайном, эстетикой труда, обрядов, быта, спорта) при сохранении приоритета художественной культуры; охват всех видов искусства и преодоление литературоцентризма (построение концепций только на основе литературного опыта) при сохранении приоритета вербальных искусств; охват художественного опыта всех народов и преодоление европоцентризма (невнимания к творчеству народов Азии, Африки, Латинской Америки) при сохранении приоритета общечеловеческих ценностей; охват художественного опыта всех эпох и преодоление «сегодняцентризма» (исторического эгоизма и нарциссизма современности) при сохранении приоритета интересов художественной практики нашего времени. Создание такой системы — дело будущего. Однако начинать нужно сегодня.
Категория: Эстетика и Этика | Добавил: Megaman
Просмотров: 751 | Загрузок: 106 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Investigationes
CHARLES S. ANDREWS
3139 Brownton Road
Long Community, MS 38915



+7 495 287-42-34 info@ucoz.com
Mirum
sample map